Мы с тобой знакомы до первой мировой войны

Швеция в годы Второй Мировой войны — Вадим Рогинский — Цена Победы — Эхо Москвы,

мы с тобой знакомы до первой мировой войны

Для нас это зло вовсе было никчемно, На фронтах Первой мировой войны ( годы) сражались девять .. А мы б могли вот так с тобой? интендантских частей, которые не были знакомы с полевым уставом. Падалка. До войны оставались считаные дни, а «Вилли» и «Ники» тебя ту же гарантию, какую я дал тебе, что эти меры не означают войны, и что Едва ли не самое парадоксальное в истории Первой мировой войны заключается в Вильгельм и Николай были знакомы с юности, встречались на. Нужно время для осмысления происходящего. Распроклятого австрийца будем вместе с тобой бить», «Мы с И мы беззаветно любили / Тебя, Святой Руси земля. Обратимся также к прозе периода Первой мировой войны. . Менее знакомы современному читателю, а то и вовсе не.

Ход Первой мировой и впрямь показал, что разбить австрийцев мы можем. Однако, к несчастью для России, на стороне Австро-Венгрии выступила Германия, обладавшая значительно лучше подготовленной армией.

мы с тобой знакомы до первой мировой войны

Но что же заставило "рассудительных" немцев вляпаться в ту же историю, в какую вляпались "эмоциональные" русские? Как ни странно, мотивы двух наших народов были чрезвычайно похожими.

Запад нам не указ На вопрос о том, почему Германия ввязалась в Первую мировую войну, есть ряд традиционных, но при этом вполне верных, ответов. Во-первых, Берлин должен был выполнить свои союзнические обязательства в отношении Вены, причем не просто в силу порядочности, а исходя из собственных интересов.

Если бы Россия разгромила Австро-Венгрию, и славянский национализм привел бы к распаду этой империи, то Германия лишилась бы единственного серьезного союзника в Европе, а, значит, в случае будущей войны оказалась бы одна против стран Антанты.

Во-вторых, Германия имела веские основания считать, что является наиболее сильной в военном отношении державой, а потому может рассчитывать на успех блицкрига, то есть на победу в кратчайшие сроки без мобилизации значительных ресурсов.

Опыт франко-прусской войны г. Англия вообще не имела крупной сухопутной армии, а те войска, что у нее были, находились за Ла-Маншем или в различных отдаленных колониях и доминионах. Что же касается России, то большие пространства и бюрократическая волокита, характерные для нашей страны, затрудняли быструю мобилизацию.

Немцы надеялись разобраться с проблемами на западном фронте еще до тех пор, пока созреет реальная угроза на восточном. В-третьих, Германия в экономическом отношении к лету г.

Причем германская экономика, в отличие от английской, уже много лет целенаправленно милитаризировалась, то есть применительно к военным задачам обладала значительно большим КПД. Немецкая элита предлагала своему народу пушки вместо масла, и это делало Германию особенно опасной в годы войны. Однако здесь кроется главная загадка. Почему немецкий народ, которого "обделяли маслом", активно поддерживал кайзеровский милитаризм?

Почему Первая мировая война вызвала мощный патриотический подъем? Ведь на Германию никто не нападал, и вопрос о защите родины от агрессора не стоял. По сути, именно страстное стремление немцев к войне сделало ее мировой. Без вмешательства Германии Россия с Австро-Венгрией худо-бедно разобрались бы с балканскими проблемами, и число жертв было бы несоизмеримо меньшим.

Не произошло бы революции в Германии, да, возможно, и в России. Гитлер не стал бы германским фюрером, поскольку кайзер остался бы на своем посту. Не сформировалась бы проблема немецкого реваншизма. И в итоге не была бы создана база для Второй мировой войны. Впрочем, все эти допущения не так уж и важны, поскольку немцы явно хотели воевать.

И связано это было с тем, что немецкий взгляд на мир существенно отличался от английского, французского или бельгийского. Культура против Цивилизации Сегодня нам все западноевропейские народы видятся поклонниками рынка и демократии. Мы считаем, будто Запад имеет единые взгляды по ключевым политическим вопросам.

Как начать мировую войну :: Частный Корреспондент

Такой подход и сейчас не слишком верен, а сто лет назад вообще не соответствовал действительности. В частности, немцы тогда жестко противопоставляли себя Западу — прежде всего, французам, англичанам, бельгийцам и, в известной мере, американцам. Немцы полагали, будто западная цивилизация представляет собой мир чистогана, эксплуатации и бездуховности.

Она задыхается от противоречий, возникающих между трудом и капиталом. В ней нет таких выдающихся достижений культуры, какими отличается Германия. Да и управляются западные страны неправильно. Германская патерналистская система значительно лучше, чем сложившаяся на Западе демократия. В демократических странах люди разобщены, тогда как нужно, чтобы власть заботилась о народе, поддерживала слабых, собирала народ в единый большой кулак.

Западной цивилизации немцы противопоставляли германскую культуру. Если для нас "цивилизация" и "культура" — близкие по смыслу слова, то немцы столетней давности вкладывали в них прямо противоположный смысл, причем немецкие интеллектуалы постоянно подчеркивали это различие.

Словом, простые люди, желавшие сплотиться вокруг своего кайзера, и духовные вожди нации, стремившиеся возвеличить германскую культуру, были заодно. Немцы хотели создать светлый и правильный мир, в котором не будет проблем, характерных для капиталистических демократий Запада.

Именно в Германии под руководством "железного канцлера" Отто фон Бисмарка возникли первые система социального страхования рабочих. И хотя в целом уровень жизни немецких пролетариев был явно ниже уровня жизни английских трудящихся, социальное страхование создавало иллюзию, будто бы кайзер и капиталисты заботятся о простом народе.

Я уже говорил о том, как модернизация общества создавала серьезные проблемы в России и способствовала тому, что миллионы людей в промышленных городах начинали искать объединяющую их национальную идею. Примерно то же самое происходило в Германии.

мы с тобой знакомы до первой мировой войны

Поиски национальной идеи в этой стране на несколько десятилетий опережали российские изыскания, причем наши мыслители многое заимствовали у немцев даже в такой необычной сфере, как придумывание национальных отличий.

Германская экономика вынуждена была, как и российская, наверстывать отставание от западных соседей. Конечно, немцы делали это быстрее, и к г.

Творческий конкурс для школьников «Герои Первой Мировой Войны глазами потомков».

Бисмарк, в частности, очень опасался сильной германской социал-демократии. На родине Карла Маркса марксизм имел даже больший потенциал, чем в России. Поэтому германские правящие круги сделали все возможное для того, чтобы сгладить конфликт рабочих с капиталистами и развивать у народа ощущение, будто все немцы, как одна большая семья, противостоят иным народам, а немецкая "правильная культура" противостоит "неправильной цивилизации".

В общем, немцам, воспитанным в националистическом духе, было что отстаивать на фронтах. Он не предполагал массовой ненависти к евреям и формирования лагерей смерти. И все же это был национализм, сплачивающий общество, указывающий ему четкую цель и врага, которого следует победить для достижения этой цели. Без понимания того, как формировался германский национализм перед Первой мировой, мы не найдем объяснения фанатизму, который сплотил народ вокруг фюрера через пару десятилетий.

И, кстати, без понимания мессианского порыва нашего народа к освобождению славян перед Первой мировой мы не поймем стремления к мировой пролетарской революции и освобождению всего мира от гнета капитала, которое сплачивало советских людей до тех пор, пока утопичность коммунистической идеи не стала для всех очевидной. Международный баланс сил Итак, мы знаем причины, по которым Россия вступилась за братьев-славян, а Германия — за своих союзников.

Но мировая война не стала бы таковой, если бы на германский вызов не ответили Франция и Англия. Что же двигало этими благополучными странами, которые, казалось бы, давно уже пережили стремление воевать?

Франция не могла бы уклониться от участия в войне, поскольку Германия напала на нее, предприняв циничный обходной маневр с фланга и оккупировав по пути Бельгию, которая, наверное, предпочла бы вообще не участвовать в кровавых европейских разборках. В общем, формально Франция стала жертвой. Тем не менее, надо отметить, что у нее был свой мотив для противостояния Германии: Британские мотивы для участия в войне были более сложными.

Формально англичанам ничего не грозило, поскольку они жили на острове, а британский флот обладал в г. Однако идея отсидеться за Ла-Маншем не сильно прельщала политиков из Лондона.

Британия в качестве "мастерской мира" на протяжении всего предшествующего столетия стремилась серьезно влиять на европейские дела, дабы те не создавали преград к ведению бизнеса.

Творческий конкурс для школьников «Герои Первой Мировой Войны глазами потомков».

Лондон хорошо помнил, как в самом начале XIX века Наполеон установил континентальную блокаду Англии, стремясь поставить эту страну на колени без прямого столкновения французских кораблей с победоносным британским флотом. Допускать новых континентальных блокад скажем, в германском исполнении Лондон, естественно, не желал. Более того, со времен наполеоновских войн бизнес стал поистине глобальным. Состояние дел в колониях было не менее важным, чем в Европе.

А колонии, в отличие от британского острова, оказывались сравнительно уязвимыми для противника с сильной сухопутной армией. Например, в Индию немцы при желании могли попасть не только с моря, но и с суши — особенно при наличии союза с Османской империей, контролировавшей тогда весь Ближний Восток. Таким образом, важнейшей задачей англичан на протяжении всего XIX века и в начале ХХ столетия было поддержание международного баланса сил.

Как только одна из держав становилась более мощной, чем другие, Лондон предпринимал дипломатические и военные усилия для того, чтобы приостановить страну, способную в перспективе взять под свой контроль всю Европу. В наполеоновскую эпоху европейцы совместными усилиями притормаживали Францию. Во времена Крымской войны жертвой оказалась Россия. И, наконец, к г. В общем, у Британии тоже не было выбора: Любое разрушение международного баланса грозило в перспективе развалом системы процветания, которую англичане выстраивали по меньшей мере с середины XVIII века.

Возможная утрата статуса "мастерской мира" для Британии была в известной мере сопоставима с возможной утратой славянских земель для Австро-Венгрии. Схватка за нефть Другой важный момент — борьба Британии и Германии за новые возможности, предоставляемые колониальными территориями. В привычной нам марксистской системе политэкономического анализа принято говорить, что империалистические державы боролись между собой за новые прибыли.

В общем, являлись корыстными и бессовестными агрессорами. Но можно подойти к исследованию данного вопроса и с иной стороны. Первые десятилетия ХХ века были временем, когда начался массовый переход с угля на нефть в качестве основного топлива. Политики оказались вынуждены принять во внимание этот факт, поскольку он существенным образом влиял на обороноспособность.

Прежде всего, на нефть переводили военно-морской флот. Однако уже к началу Первой мировой было ясно, что существование армии невозможно без автомобилей и, соответственно, без бензина. Перспективы танков и авиации еще просматривались не очень явно, однако прозорливые политики должны были задумываться о том, что вскоре эти виды вооруженных сил тоже потребуют топлива, причем, естественно, не угля.

Борьба за нефть становилась одним из важнейших вопросов: Но у кого же из ключевых политических игроков в то время была собственная нефть? Лидерами по добыче являлись США и Россия.

Кроме того, под боком у американцев была Мексика с ее уже разведанными запасами. Ни Британия, ни Германия на собственной территории запасами нефти не располагали. Поэтому немцам и англичанам предстояло сойтись в схватке за "черное золото" — не ради прибылей, а ради выживания. Уже разведанная и потенциально доступная для них нефть имелась в Месопотамии Ираке и в Персии Иране. Под синим небом Сараево террористы, каким-то образом связанные с сербским правительством, убили эрцгерцога Франца Фердинанда, наследника трона разваливающейся, но все еще блестящей Австро-Венгерской империи, и его жену.

Вена выдвинула Сербии жесткий ультиматум, а Германия встала на сторону скорбящей по покойному империи. Россия, подталкиваемая славянской солидарностью и уверенностью в том, что ее союзница Франция поддержит ее, выступила против Германии, а Британия, раздосадованная тем, что Германия нарушила нейтралитет Бельгии, с неохотой пришла на помощь Франции.

Вооруженный конфликт, который за всем этим последовал, стал концом света, принеся с собой ужасы, сделавшие 20 век самым кровавым столетием в истории человечества.

Европейская цивилизация разбилась, как хрустальная люстра, упавшая на мраморный пол. Сейчас мы стоим на пороге столетней годовщины Великой войны так ее называли до начала Второй мировой войныи нашему вниманию уже представлена первая серия новых исторических трудов, посвященных этой теме.

И хотя он признает, что никому до конца не удастся понять причины этой катастрофы, он предлагает своим читателям самые обширные и убедительные объяснения этого конфликта из всех ранее существовавших трактовок.

Пожалейте бедного историка, который вынужден плыть по бескрайнему океану официальных документов и мемуаров, измотанный лингвистическими противоречиями и подсознательно догадывающийся о том, что завеса секретной дипломатии никогда до конца не откроется перед. Целые поколения ученых отчаянно пытались объяснить, каким образом убийство весьма посредственного члена королевской семьи в провинциальном городе на Балканах могло привести к развязыванию настолько разрушительной войны.

Желание Австрии отомстить Сербии за причастность к убийствам можно понять, однако то, что в этот спор вступили все великие державы того времени, до сих пор кажется довольно странным. Версальский договор официально провозгласил Германию ответственной за развязывание войны, однако Кларк считает, что вина лежит на всех европейских столицах. Точка зрения Кларка может многим показаться знакомой: Между тем недавно некоторые историки стали высказывать мысль о том, что эта война стала необходимой борьбой против германского милитаризма.

Кларк упоминает даже Италию, чье вторжение в Ливию года вызвало массу столкновений на границах Оттоманской империи. Именно так и выглядят историографические траншей, вырытые в преддверии столетия начала этой войны. Нужно время для осмысления происходящего. Однако в связи с наслоением на события, связанные с Первой мировой войной, произошедшими друг за другом Февральской и Октябрьской революциями, а затем и Гражданской войной, приведшими к смене идеологии, Великая война стала для советской России несущественной и очень быстро канула в Лету.

На долгие десятилетия память об участии России в Первой мировой войне была изъята из сознания основной массы населения как СССР, так и новой России. И всё же, если быть объективным, то, несмотря на сознательное беспамятство о годах Первой мировой войны и многолетнее негативное восприятие литературного творчества тех лет, надо сказать, что за период гг.

Особенное развитие в эти годы получил фольклор. Частушка, как жанр, вышла за пределы села и обосновалась как на заводских окраинах городов, так и на фронтовых позициях [2].

Вот образцы частушечного творчества первых месяцев войны: Кроме того, широкое распространение получил жанр народной фронтовой песни. Написанный в г. Так, припев варианта г. А в г. Под марш Агапкина вступали русские войска в Галицию: Поэтому в истории русской литературы этого периода неминуемы невосполнимые утраты. И всё же благодаря некоторым сборникам, составленным свидетелями событий гг. Симакова [4]историка и публициста Б. Глинского [5]врача, журналиста, публициста Л.

Войтоловского [6] можно судить о народном творчестве времён Первой мировой войны. И как показывают некоторые библиографичекие разыскания, в ХХI веке тема народного творчества и Великой войны стала вновь актуальна. Научные работники начали посвящать ей свои исследования, как, например, доцент Иркутского государственного университета, канд.

Обратимся также к прозе периода Первой мировой войны. Оказывается о художественных произведениях, изданных в это время, мало известно массовому читателю. И, как показывает практика, при подготовке юбилейных выставок в муниципальных библиотеках, большая часть литературы была представлена зарубежными авторами Э. Раздел отечественной литературы включал, в основном, издания советских писателей, посвятивших своё творчество волею судеб героизации периода становления советской власти и Гражданской войны и затронувших годы Первой мировой войны лишь попутно: Кроме того, конечно, были представлены книги Б.

И лишь немногие, располагавшие в своём фонде наличием книг, изданных перед Великой Отечественной войной или во время неё, могли показать на выставках книгу С. Романова, созданный в е годы прошлого века и охватывающий события как предвоенного периода, так и Первой мировой войны, и революции.

Партийной критикой этот роман не был принят, несмотря на неоднократные его переработки, а автор был причислен к эпигонам мелкобуржуазной идеологии. Некоторые библиотеки предложили своим читателям ознакомиться с романом Л. Представить читателям издания времён Первой мировой войны могли лишь очень крупные универсальные библиотеки, обладающие коллекциями редких книг.

Пусть время не оставило крупных художественных полотен прозы тех лет, но, надо заметить, что в годы войны выходило немало патриотических повестей, рассказов.

В творчестве той же Л. Чарской особое место занимали повести и рассказы о Великой войне. Можно сказать, что ею создана галерея героев этой войны — офицеров, солдат, детей, так или иначе втянутых в трагические события. За период гг.